Как рождается интерьер храма

Когда возведены стены, покрыты крыши, подняты кресты на купола – кажется, что храм уже почти готов, но впереди еще очень важный этап работы: внутреннее убранство. Необходимы престол, жертвенник, иконостас. Важно правильно разместить иконы, утварь... Как начать работу? Как не забыть что-то очень важное?
С этими вопросами мы обратились в мастерскую «Палехский иконостас», к ее руководителю – Анатолию Владимировичу Влезько.

– Что надо иметь в виду, приступая к внутреннему убранству храма?

– Начнем с того, что в храме необходимы хороший фундамент и крыша, дабы не возникало отсыревания и протечек, – иначе росписи, иконы и утварь могут погибнуть. Стены должны быть подготовлены: покрыты качественной штукатуркой, на создание которой требуется несколько месяцев. Чтобы роспись очень скоро не покрылась копотью, необходимы качественная вентиляция и отопление. Когда строительная часть завершена, можно приступать к созданию росписей и иконостаса. Для начала мы предлагаем сделать общий концептуальный проект интерьера.

– Проект обязателен?

– Здание не начинают строить, не сделав проект. Внутреннее убранство храма не менее важно, чем его внешние формы. Надо разработать хотя бы генеральную линию. Пусть задуманное будет осуществляться годами – так бывает: в некоторых храмах мы работаем по пять, шесть, семь лет. Возможно, какие­то детали в процессе реализации идеи трансформируются. Главное, это будет движение к цели.

– Обязательно ли, чтобы церковный интерьер был выдержан в едином стиле?

– Есть разные подходы. Если храм обустраивается с нуля – хорошо решить все в одом ключе. Со временем все равно что­то добавится, что­то придет в ветхость и будет заменено... Впрочем, хороший вкус иногда позволяет органично сочетать несочетаемые на первый взгляд, вещи, так что один элемент дополняет другой. В старинных храмах что­то создано триста лет назад, что­то – сто, а что­то совсем недавно. А молитва все преображает, и церковное пространство воспринимается гармонично. Так бывает и со вновь созданными интерьерами: закончив работу, видишь какие­то отдельные элементы, а несколько лет спустя уже не верится, что это убранство создано нашей мастерской: оно превратилось в единое целое, живет своей жизнью...

– Кто должен принимать решение, каким быть убранству храма, – художник или заказчик?

– Безусловно, тут происходит соработничество. Важно, чтобы заказчик доверял организации, которая благоукрашает храм. А дальше – опять же, бывает по­разному. Случается, что настоятель храма не слишком разбирается в вопросах церковного искусства – но он видит, что мастерская работает на совесть, и предоставляет создание интерьера профессионалам, предоставляет им свободу. А бывает, что священник и сам сведущ в этих вопросах, – и тогда ведущим становится он, а мы следуем за ним.

– Бывали ли вы категорически не согласны с мнением заказчика?

– Какие бы требования ни выставлял заказчик, мы обязаны работать так, чтобы за это не было стыдно. Если уж ты совсем не согласен с тем, чего от тебя ожидают, – лучше не браться за заказ. У нас был случай, когда заказчик попросил написать на иконе его – коленопреклоненно предстоящим святому. Мы отказались.

– Как удается договориться о цене?

– Когда я говорю с заказчиком о стоимости, например, иконостаса, то всегда объясняю, сколько у нее составляющих: труд людей, материалы... Провожу аналогию: все знают, что, например, автомобиль «Тойота» стоит около миллиона рублей, а «Жигули» – порядка трехсот тысяч. Почему? Натуральная кожа в салоне, продумана система безопасности, удобные сиденья, коробка передач... Хотя у обеих машин налицо основные признаки автомобиля: едет, фырчит... То же самое и с иконостасом. Хорошая работа не может стоить дешево. Важно учитывать, как именно сделан иконостас: сколько резьбы, какой материал использован... Мы не работаем с фанерой и гипсокартоном, потому что не можем быть уверены в их долговечности. Срок службы гипсокартона – 10–15 лет. Дерево более надежно. Даже если оно потрескалось – его можно поправить, а что сделаешь с гипсом, если он рассыпался? Иконы пишем темперой. Многие мастерские сейчас перешли на акриловые краски – это проще. А мы работаем натуральными минералами, разведенными на яичном желтке. Применяем только натуральное сусальное золото. Конечно, мы стараемся минимизировать наценки. Ведь за каждым храмом стоят люди – жертвователи... Цены у нас немного ниже, чем у московских производителей, потому что в столице выше зарплаты.

– Сколько времени обычно уходит на создание иконостаса, росписи?

– Иконостас обычно выполняется около года. Время создания росписи зависит от многих параметров: числа работающих художников, состояния стен, стиля, площади росписи. Но обычно на нее уходит тоже приблизительно год.

– В каких храмах вы работаете сейчас?

– В работе несколько проектов. В Боровске реконструируем старинный иконостас, ориентируясь на образцы икон, сохранившиеся в местном музее. Реконструкция – это воссоздание исторического предмета таким, каким он мог быть, когда его только что изготовили. Наши художники пишут образа в стиле XVI столетия, тело иконостаса – тябловое. Реконструируем иконостас и для Крестовоздвиженского монастыря в п. Лукино Московской области. Это совершенно другое время, другой облик: иконы украшены чеканкой, выполнены в стиле «фрязь» – они остаются в рамках канона, но в них больше живоподобности, лики объемные, есть тени. От дореволюционного иконостаса сохранилась одна икона, она и стала основой для реконструкции. В Одинцово мы завершаем оформление интерьера храма во имя великомученика Георгия Победоносца – иконостас мы уже выполнили, теперь делаем столбовые киоты и образа, которые в этих киотах будут помещены. Для храма в Набережных Челнах также создаем иконы и киоты. К тому же пишем несколько интересных семейных икон на заказ.

– Как рождается интерьер храма?

– Церковное убранство канонично: престол, жертвенник, иконостас, центральный аналой... Но дальше идет творчество: каким должен быть именно этот храм? С помощью каких приемов достичь определенного образа? Это зависит и от архитектуры, и от посвящения храма, и от его назначения. Глобальная задача храма одна – молитва, богослужение. Но есть и локальные задачи: торжественный это собор или домовый храм, кто прихожане... Например, нижняя церковь храма­памятника в Минске посвящена Усекновению главы Иоанна Предтечи. Это, по сути, требный храм. Он маленький, достаточно темный. Хотелось сделать его уютным, теплым. К тому же Иоанн Предтеча – это переход к Новому Завету от Ветхого. Мы постарались отразить это чувство древности. В убранстве использовали колорит красного дерева, охристый фон росписей. Поскольку помещение камерное – сделали соответствующий иконостас, роспись с множеством мелких деталей. А верхний храм решен иначе. Он праздничный, торжественный. Придел посвящен иконе Божией Матери «Утоли моя печали». Соответственно, в росписях использованы голубой, белый цвета, золото. Иконостас – белый с золотом. Множество икон Божией Матери разной иконографии, с немного разным колоритом составляют общую композицию, но при этом не повторяют друг друга. Белые орнаменты хорошо «держат» архитектуру. А расстановка утвари вытекает из получившегося пространства. Плюс особенности строения храма диктуют тот или иной подход. Узкий проем в алтаре навел нас на мысль создать запрестольный киот сложной формы, расширяющийся кверху. А, например, для часовни Архангела Михаила в Набережных Челнах художник «Палехского иконостаса» придумал крест, на создание которого его вдохновила форма необычного нательного крестика.

– Приходится ли вам дорабатывать существующие церковные интерьеры?

– Очень часто. Например, недавно к нам обратился священник, в храме которого уже есть и иконостас, и росписи. Но возникла проблема: роспись покрывает стены снизу доверху, и на них просто нет места для икон, к которым прихожане могли бы прикладываться. Об этом никто не подумал: одни делали иконостас, другие – стенопись... Мы предложили расставить вдоль стен наклонные аналои и расположить иконы на них. Теперь наша задача – воплотить эту мысль, чтобы аналои с иконами стали органичной частью интерьера. Росписи и иконостас выполнены в академической манере, а иконы священник хочет сделать в древнерусском стиле. Аналои должны все это объединить.

Беседовала Алина Сергейчук. Издательство "ORTOX Русиздат" Журнал «Благоукраситель» № 43, 2014 г.