Становление Мастерской «Палехский Иконостас». Производство.

Мастерская – это, прежде всего, слаженный творческий коллектив. «А с нашим надёжным коллективом можно хоть в чистое поле уйти, на пустом месте с нуля построить цеха и заново возродиться», - за чашкой чая делится со мной один из основателей, Анатолий Владимирович Влезько.

На сегодняшний день Мастерская «Палехский Иконостас» - стабильно работающее предприятие с развитой производственной базой и слаженным профессиональным коллективом из 150 специалистов. У нас за плечами более 300 иконостасов и множество расписанных храмов по всей России и за рубежом. Что за всем этим стоит? Об этом поговорили с Анатолием Владимировичем Влезько.

3.jpg

- Анатолий Владимирович, как возникла идея создания мастерской? Вы же окончили Палехское художественное училище им. М. Горького, занимались лаковой миниатюрой. Что подвигло поменять направление деятельности?

- Такой идеи изначально не было. Представьте, переломные годы второй половины 1990х, когда спрос на лаковую миниатюру начал падать, а на иконы, напротив, расти. Тогда только делались первые шаги по восстановлению храмов.

- А на написание икон нужно же брать благословение священника. Вы на тот момент верующим были?

- Я называю это сочувствующим. Крестился осознанно, после армии, но на богослужения не ходил. Воцерковление произошло позже. А благословение на деятельность иконостасной мастерской получили от владыки Амвросия, архиепископа Иваново-Вознесенского и Кинешемского.

Так вот, созданию Мастерской предшествовала целая цепь событий. Во-первых, в мае 1996 г. моя знакомая Лариса Владимировна, возглавлявшая в то время Ивановский филиал Российского фонда культуры, познакомила нас с Никитой Сергеевичем Михалковым. На тот момент Никита Сергеевич искал тех, кто смог бы написать иконы и изготовить иконостас в восстанавливающийся храм Святителя Николая Чудотворца в селе Аксиньино, которому он помогал. Она порекомендовала нас, и Никита Сергеевич предложил нам с Юрием (прим. – второй собственник) эту работу.

Во-вторых, так совпало, что в это же время у нас состоялась встреча с однокурсниками по случаю десятилетия окончания училища. Мы разговорились с одним из них – Андреем Дмитриевым. Оказалось, что он уже 10 лет занимался не лаковой миниатюрой, как мы, а реставрацией, иконописью и мечтал написать целый иконостас. Мы предложили ему попробовать поработать с нами над этим проектом, и он согласился. Андрей стал нашим художественным руководителем, проектировал иконостас, делал первые рисунки к иконам. Мы с Наташей (прим. – женой), Юрой писали иконы.

Следующий вопрос – кто будет изготавливать иконостас? В то время практически не было информации. Найти исполнителя не удалось, и мы решили сделать иконостас сами. Нужны были люди, материалы, оборудование и помещение для работы. Евгения Васильевича Молчанова, нашего первого столяра, мы на тот момент уже знали, сотрудничали с ним. Рассказали ему о задаче, он нас поддержал. Первый иконостас изготавливали в семейном гараже.

Андрей сделал проект и 10 августа 1996 г. на встрече с Никитой Сергеевичем проект был утвержден. Этот день считается датой основания Мастерской. Мы получили аванс и приобрели на него оборудование болгарского производства: первый деревообрабатывающий пятиоперационный станок, токарный станок, аспирацию, ручной инструмент. Закупили материал, липу и сосну, просушили его в Иваново на мебельной фабрике и на 9 месяцев закрылись у себя дома!

- Неужели всё это время работали круглыми сутками?

- Можно сказать и так. Сами всё делали. Евгений Васильевич производил иконные доски. Мы левкасили, золотили, писали лики.

В итоге через 9 месяцев, обязательства по проекту выполнили: изготовили, смонтировали и установили иконостас и 5 киотов, написали иконы. И на Пасху 1997 г. храм был освящен.

- Заказчик остался доволен?

- Да.

- А дальше всё пошло как по маслу? Проекты за проектом?

- Пока работали над первым иконостасом, постоянно встречались с Никитой Сергеевичем, отчитывались. Тогда это было несколько сложнее, чем сейчас. Не было интернета, мессенджеров. Фотографировали выполненные работы, потом проявляли пленку, печатали фотографии и ехали с ними лично к заказчику. Никита Сергеевич понял, что мы – надёжные подрядчики, свои обязательства выполняем. И когда работа подходила к завершению, предложил нам сделать иконостас для правого придела. Мы подготовили новый проект, просчитали стоимость. На освящении храма он принял выполненную работу и утвердил дальнейшую.

На тот момент уже пошли обращения от настоятелей других храмов. И мы поняли, что нужно идти дальше, расти. Работать, как раньше, в гараже, не представлялось возможным. Оборудование у нас уже было. Дело оставалось за помещением. На полученные после сдачи первого иконостаса деньги мы приобрели землю недалеко от гаража, в котором работали, и построили первый цех, площадью 150 м2.

Мне вспоминается один случай. Мы не знали, как перевезти оборудование из гаража в новый цех. Расстояние между помещениями всего 200 м. Оборудование тяжелое, самим не донести. И тут всё сложилось промыслительно. Выпал ледяной дождь. И мы с лёгкостью перекатили его по льду. Тогда у нас уже был готов второй иконостас. Мы собрали его в цеху и сделали выставку, пригласив Палехскую художественную общественность.

- Как палешане приняли?

- По-разному. Одни - поддержали, другие – раскритиковали. У каждого своё представление о прекрасном. И это нормально.

Второй иконостас сдали. И, окончательно переехав из гаража площадью 25 м2 в цех из 150 м2, мы сказали, - Это всё, что нужно для счастья! Больше ничего не надо! У нас всё есть: помещение, оборудование.

Но жизнь показала, что самое главное – наш коллектив. Когда делали второй иконостас, начала формироваться команда. Появились резчики - Лёша, Миша. Затем столяры – Володя, Саша. Саша пришёл учеником столяра, но поскольку помещение было на тот момент неотапливаемым, начал работу с монтажа системы отопления в новом цеху.

Кстати, с отопительной системой была такая интересная история. Цех построили, а денег на отопление не хватило. Чтобы купить самое передовое по тем временам оборудование, приняли решение продать машину. На тот момент это был серьёзный шаг, т.к. автомобиль нам постоянно требовался для работы. И тут выручил Юрин друг. Он отдал нам свою машину. Мы ее отремонтировали и почти год проездили, прежде чем смогли купить новую. И пусть мы были без машины, но зато - с оборудованием, помещением и заказами.

К слову сказать, отопительное оборудование работает до сих пор, потому как изначально было закуплено самое лучшее. Второе образование у Юры - техническое, поэтому он сам лично все выбирал, закупал и принимал участие в монтаже.

- Как правило, со стороны виден только результат: более 300 иконостасов по всей России и за рубежом. Расскажите, через что пришлось пройти, чтобы достичь такого успеха?

- Путь к успеху можно сравнить с айсбергом в океане. Вершина айсберга - на поверхности, а основная часть – скрывается под водой. Так и в бизнесе, виден только успех, а труд и риски – остаются «за кадром».

Понимаете, во-первых, в основе успеха всегда лежит любовь, труд и рациональное использование имеющихся ресурсов. А во-вторых, оглядываясь назад, могу точно сказать, создание Мастерской, работа над благоукрашением храмов – промысел Божий.

На каждом этапе, который мы проходили, было много труда и много риска. Нам говорили, зачем Вам это нужно: выкупать землю, строить цеха, вкладывать деньги в производство, а вдруг завтра заказов не будет?

Мы же смотрели на эту проблему иначе. Мы всегда относились к своей работе с любовью. Для кого мы созидаем? Для Бога. И потому для нас всегда было важным достижение такого результата, за который не будет стыдно перед потомками.

К тому же гарантирование заказчику качественного выполнения заказа в срок было нашей приоритетной задачей. А оно возможно только при условии полного контроля над всеми производственными процессами, и наличии оборудования и помещений в собственности. И жизнь это подтвердила. Кризис сегодняшнего дня, который мы переживаем, показал, что мы его практически незаметно проскочили. У нас не возник вопрос с оплатой аренды. Да, конечно, на это были потрачены колоссальные средства. Но зато сейчас мы уверенно стоим на ногах и можем гарантировать любому заказчику, что его заказ будет выполнен качественно и в согласованный срок.

- Но неужели за все эти годы не было трудностей?

- Сложно вспомнить. Было много работы, причем круглосуточной. Все деньги, вырученные за проекты, вкладывали в производство. Когда в 1997г. построили цех, нам казалось, что у нас всё есть, но с тех пор мы постоянно расширяемся, каждый год что-то строим вплоть до сегодняшнего дня. То технику надо поменять, то цех новый организовать. Постоянное развитие – это наше кредо.

Сложности… Если говорить про первые годы, первый отпуск, который мы себе смогли позволить, стал возможен только через 6 лет. Ему предшествовали годы напряженной работы без выходных.

Трудности были во взаимопонимании. У нас же два собственника. Взгляды на решение различных проблем у каждого свои. Нужно было находить общий консенсус, не делиться, а объединяться. Прислушиваться друг к другу, уступать. Конечно, поначалу были жаркие споры: что делать и как развиваться, какое оборудование приобретать и в какую сторону двигаться. В тот момент знаний в области деревообработки у нас не было. Поэтому решение организовать иконостасную мастерскую было равносильно первому прыжку с парашютом без объяснения, как это надо делать.

И, тем не менее, я вспоминаю сейчас это время с толикой грусти и радости одновременно. Все технологии, которые мы на сегодняшний день применяем, были именно тогда придуманы нами, осмыслены, отработаны. Мы выстроили всю производственную цепочку. Сначала делали всё сами: от распила и сушки дерева до левкаса и росписи. Строгали, пилили, устанавливали, красили, золотили.

- Мастерская, как Ваш ребёнок, можно так сказать?

- Бесспорно. Это как дитя. Выстрадано. Это как родительский труд. Есть и радости, и горести, и переживания. Где-то ребёнок не слушается. Где-то что-то разбил. Это же воспитание. С одной стороны, огорчает, с другой – это же радость отцовства. И тут тоже самое.

Сложности были с традициями в коллективе. В постсоветское, перестроечное время считалось нормальным позволить себе выпить в рабочее время. И когда возникали такие инциденты, то приходилось искоренять, вплоть до увольнения.

Помню, как увольняли первого работника. Это были муки. Представляете, человек, который жил в соседней комнате, ел с нами за одним столом, работал. И вдруг встает вопрос о том, что он себя некорректно ведёт. Тяжело было переступать через себя, сочувствие этому человеку, общественное мнение. Но если человек не слышит, не меняется, и коллектив смотрит на него и на меня, ожидая, какое я приму решение. Если попустить это, то и другие воспримут алкоголь на работе, как норму. А допустить этого нельзя. На мне – перед Богом данная ответственность за этих людей, их жизнь, здоровье. Если он в пьяном виде встанет за станок и лишится руки, к примеру, и на всю жизнь останется калекой, я же отвечать буду перед Богом. Если доходит до выбора, и никакие методы не помогают, лучше уволить. Как бы тяжело не было.

В тот момент мы учились понимать коллектив, воспитывать его.

Возвращаясь к теме трудностей, можно сказать, что одна из них – ограниченный рынок труда. Притока специалистов нет, наоборот, все стремятся уехать в город. Найти готового специалиста сложно, приходится брать человека и вкладывать в него много сил и ресурсов, учить всему с нуля и прививать любовь к традициям.

Так постепенно пришло осознание, что самое ценное в нашей работе – это люди. Несмотря на то, что помещения, оборудование, технологии, - это очень важно, но если нет людей, всё это – мёртвое. А с нашим надёжным коллективом можно хоть в чистое поле уйти, на пустом месте с нуля построить цеха и заново возродиться.

Продолжение следует.

Август 10, 2020

 

Последние статьи

Становление Мастерской «Палехский Иконостас». Люди.
В продолжение разговора о становлении Мастерской «Палехский Иконостас» с одним из её основателей Анатолием Владимировичем Влезько обсудили темы формирования и духовного преображения коллектива, работы в кризис и планы на будущее.
16.09.2020
Читать
Из чего складывается стоимость храмовых росписей в мастерской «Палехский Иконостас»?
Какова стоимость росписей за 1 м2? –первый вопрос, которые задают заказчики. А что если посмотреть на вопрос цены с позиции, из чего она складывается?
12.09.2020
Читать
Как алмаз становится бриллиантом. О формировании коллектива иконописцев Мастерской в интервью с главным художником Н.В. Влезько.
Как начинающему художнику попасть в мастерскую «Палехский Иконостас»? «Личники» и «доличники». Можно ли измерить работу художника дециметрами? Эти и другие темы разберем с главным художником Мастерской Н.В. Влезько.
17.08.2020
Читать
Художник не имеет права формально подходить к иконописи.
Иконописец мастерской «Палехский Иконостас», член Союза Художников Подмосковья Сергей Александрович Никитин об академизме, «люфте» в иконописи, работе на больших форматах и о своем пути к Богу.
14.08.2020
Читать
4 тома чертежей или зарисовки о том, как воплощался проект иконостаса в Астрахани.
Изготовление иконостаса – трудоемкий процесс, состоящий из нескольких этапов. Сегодня вкратце затронем эту тему и обсудим её на примере уже выполненного проекта – иконостаса храма Святой Живоначальной Троицы в Астрахани.
12.08.2020
Читать