Возрождение церковного искусства в России состоялось.

Как развивается церковное искусство в наши дни? Куда оно идет? Можно ли говорить о формировании нового художественного языка? Ответ на эти вопросы мы искали вместе с руководителем мастерской «Палехский иконостас» Анатолием Владимировичем Влезько. Иллюстрацией к размышлению стала работа мастерской по благоукрашению одного из главных храмов республики Беларусь.

– Какие цели вы ставите перед собой и работниками мастерской сегодня? Когда я побывала на вашем производстве несколько лет назад, то видела прекрасно оборудованные цеха, новое здание. Что дальше?

– Дальше – экстенсивное развитие: углубление знаний, качественный рост. Требования к благоукрашению храмов сегодня высокие. Мы с коллегами по цеху не раз обсуждали современное состояние храмоздательства, и практически все отмечают, что возрождение церковного искусства в России состоялось. За полтора – два десятилетия храмовое искусство нашей страны буквально проскочило все этапы, на которые раньше требовались десятилетия, все эпохи, стили... Причем качество работы ведущих современных мастеров очень высокое по сравнению с тем, что было в 90-е годы ХХ века.

– Что позволило современным храмоздателям достичь таких результатов?

– Нам помогли и современные технологии, и развитие коммуникаций: каждая работа становится общим достоянием, ты видишь, как работают другие, и стараешься не отставать. Сыграло свою роль возрождение значимых объектов, например, храма Христа Спасителя. Это масштабный проект, к которому привлекалось множество художников, дал толчок развитию церковного искусства. И не он один. Появилось много литературы, книг, исследований, наконец, интернет. Очень помогает в профессиональном росте художника возможность путешествовать, знакомиться с памятниками культуры и архитектуры в нашей стране и за рубежом. Все это стимулирует к творческому поиску. Теперь перед всеми нами стоит вопрос качественного совершенствования, смыслового наполнения того, что мы создаем, и поиска чего-то нового. Эта задача витает в воздухе, в умах. Необходим собственный язык, который, оставаясь традиционным, опираясь на накопленный столетиями культурный слой, по-новому выражал бы смыслы храмового благоукрашения...

-  Стоит ли искусственно пытаться найти этот язык? Возможно ли это?

- Формирование этого языка уже идет. Но искусственно он не родится, – его появление может стать только органичным продолжением творческой жизни. Но думать об этом, рассуждать, критиковать – надо. И пути могут быть разными. Как многообразен Божий мир, так и в церковном искусстве у каждого мастера свой поиск.

– А как меняется со временем работа вашей мастерской?

– Возрастает профессионализм людей, требовательность к себе. Расширяется спектр услуг, которые предлагает мастерская. Мы начинали с того, что писали иконы и делали иконостасы. Сейчас ставится более широкая задача: создание храмового интерьера в целом. Гармоничный интерьер включает в себя планировку пространства, росписи, утварь, светильники, полы, двери, окна, витражи, ограждения... Наконец, звук и свет. Мы задумываем интерьер и привлекаем к его созданию необходимых мастеров. Что-то делаем сами, что-то поручаем другим и курируем их работу. Получается более широкая палитра возможностей мастерской. От дизайн- проекта – до готового интерьера.

– Как рождается идея храмового убранства?

– А как вообще работает человеческая мысль, как рождается образ?.. Очень важно первое впечатление от храма, от места. Чаще всего, оно бывает верным. Думаю, многие художники со мной согласятся. Заходишь в помещение, смотришь, и возникает некий образ, каким оно должно быть. Некое неосязаемое внутреннее чувство. Потом это чувство облекается в плоть: вы ищете аналоги, пути реализации. Появляется техническое задание. Обсуждение с заказчиком: как он представляет себе храм. Детализация: как организовать алтарь, каким будет иконостас, где расположится свечная лавка, где будут сиденья для немощных, как расставить киоты с иконами. Это подсказывает и планировка храма, и пожелания заказчика. Помогает опыт, накопленный за годы работы. Но задумать можно многое, а есть еще финансовые возможности, которые приходится учитывать. Потом с этими идеями мы приезжаем домой и начинаем обсуждать их воплощение с творческим коллективом. Появляются объемно-планировочные решения. Мы выбираем наиболее подходящее, предоставляем его заказчику, обсуждаем, а дальше уже дело техники.

– Как лучше работать: когда заказчик предоставляет все решения художнику или когда у него есть четкие пожелания?

– Любой человек, который занимается церковным искусством, скажет вам, что хорошо, когда возникает соработничество, когда и заказчик, и исполнители воодушевлены общей идеей и ищут пути ее воплощения. Когда заказчики имеют вкус и понимание церковного искусства, рождаются самые интересные вещи. Например, настоятель храма-памятника во имя Всех святых в г. Минск, где мы сейчас работаем, отец Феодор Повный – человек творческий, с ним интересно и в то же время сложно работать. Хуже, когда художника склоняют к некой шаблонности: «Мы где-то что-то видели, хотим так же». А бывает, что мы встречаем полное доверие: «Делайте, как хотите». Конечно, это некий вызов, и мы стараемся ответить на него достойно. Опыт у нас немалый, повторов один в один мы избегаем, а вот спектр вариантов художественных решений накопился большой, на их основе легче появиться чему-то свежему. Всегда хочется сделать нечто новое.

– Вы благоукрашаете храм-памятник в честь Всех святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших в городе Минске. Расскажите об этой работе.

– Интерьеры нижнего и придельного храмов нами уже сделаны, сейчас идет работа над главным, центральным помещением храма. И, если в нижней церкви и приделе мы выполнили и стенопись, и утварь, и иконостасы, и светильники, то здесь иконостас был спроектирован до нас. Нам выпало написать иконы для иконостаса и киотов – в общей сложности их более 150, а также расписать стены, изготовить утварь. Мы создали и эскизы светильников. Роспись выполняем в данный момент, к лету закончим. А иконы в большинстве своем уже написаны.

– Концепция росписи утверждалась на самом высоком уровне – художественным советом республики Беларусь. Она отражает посвящение храма?

– У нас была установка, что это не просто храм, а храм-памятник, расположенный в столице Беларуси. Мы старались включить в композицию местный колорит, национальный орнамент, сохранив при этом палехскую стилистику росписи. Увязать все это было непросто. Идея претерпевала изменения в процессе согласования и реализации. У каждого храма есть свое предназначение: крестильный храм, воинский, приходской, а это – храм-памятник. Здесь много и смыслов, и функциональных задач. Это выражено, в частности, через необычный подбор образов в иконостасе и стенописи, которые дополняют друг друга и составляют единое целое. Например, нет одной местной иконы, расположенной справа от образа Спасителя. Вместо нее – четыре иконы местночтимых святых в ряд. Вместо праздничного ряда расположен страстной. Тайная Вечеря изображена на завесе, а над Царскими вратами, где обычно бывает этот образ, – Распятие. Над ним – Воскресение Христово, а уже на стене, над иконостасом – Вознесение Господне. Получается смысловая вертикаль. Иконы имеют чеканные золотые фоны, причем орнаменты для чеканки мы взяли белорусские. В росписях тоже использованы мотивы и цветовая гамма белорусского народного искусства.

– В какой стилистике выдержана стенопись?

– Во фряжской манере. Мы исходили из того, что храм парадный. Когда разрабатывали эстетику росписи, в качестве одного из прототипов рассматривали стенопись Грановитой палаты Московского Кремля, выполненную палешанами в конце XVII века. Это богатая, торжественная стенопись, некий отголосок Византии, нашедший свое отражение и преломление в отечественной живописи. От прямых заимствований даже в стилистике мы отказались, но образец такой у нас был, как отправная точка поиска.

– Алтарная утварь в этом храме тоже имеет свои особенности?

– Убранство алтаря продумано до мелочи: как и где будет храниться каждый предмет. Множество столиков, шкафчиков... В жертвеннике дверца открывается, выезжает общий большой ящик, внутри него расположено несколько секций. Утварь алтаря довольно сложная по конфигурации: столы и жертвенник – не квадратной, а овальной формы, что продиктовано архитектурой помещения.

– Как Вы думаете, почему для благоукрашения значимого храма в Минске обратились к мастерам из Палеха?

– Конечно, об этом лучше всего спросить у отца Феодора. Видимо, батюшке близко палехское искусство. К тому же, когда в некой местности работают одни и те же художники, храмы становятся похожими друг на друга. А заказчику хочется чего-то нового. Когда один храм выполнен в одной стилистике, а другой в совершенной иной, – это интересно, поскольку позволяет людям увидеть разные стороны церковного искусства. Работать можно в разных манерах, главное, чтобы все было выполнено на достойном уровне.

– Благодарим Вас за интересный рассказ.

– И я благодарю редакцию и читателей журнала «Благоукраситель» за интерес к нашей работе!

Беседовала Алина Сергейчук

Апр 4, 2018 | Благоукраситель№62

http://rusiz.ru/2018/04/04/vozrozhdenie-cerkovnogo-iskusstva-v-rossii-sostoyalos/


Последние статьи

3d-визуализация проекта внутреннего интерьера храма.
Сегодня осветим одну из важных тем - 3D-визуализация на этапе проектирования храмового интерьера. Зачем нужна? Что даёт заказчику? И кому её лучше доверить?
03.08.2020
Читать
Рекомендации заказчиков – лучший показатель нашей работы.
Сегодня слово предоставляется настоятелям храмов и монастырей, с которыми мастерская «Палехский Иконостас» уже успела поработать.
30.07.2020
Читать
Разработка концепции проекта в мастерской «Палехский Иконостас» на примере комплексного благоукрашения храма в станице Шелковская Чеченской Республики.
С чего начинается работа над проектом благоукрашения храма? Какие задачи заказчика мы решаем? Как взаимодействуем? Какие возможности, производственные мощности существуют в Мастерской «Палехский Иконостас»? На эти и многие другие вопросы заказчиков мы постараемся ответить в статье. Рассмотрим на примере проекта в станице Шелковская Чеченской Республики.
22.07.2020
Читать
Неженская профессия. Интервью с первопроходцем мастерской «Палехский Иконостас».
Начальник производства с ведущими подразделениями резьбы, ЧПУ и лакокраски, молодой специалист с недюжинным багажом знаний и умений, самоучка, Анна Ивановна Осокина поделилась, в чём секрет её успеха управления производством и мужчинами.
05.06.2020
Читать
Глаза заказчика.
Коммерческий отдел, зачастую, находится в тени славы художников и архитекторов, а, между прочим, от его работы напрямую зависит выполнение заказа в срок в точном соответствии с пожеланиями заказчика. «Глаза заказчика» в мастерской «Палехский Иконостас», Ольга Анатольевна Бовтюнь поделилась тем, как строится работа с заказчиками в семейной мастерской, что помогло создать сильную команду, и почему руководить коммерческим отделом легче, чем учиться в первом классе.
28.05.2020
Читать